Библиотека и Г.В.Метельский

Историческая судьба г.Стародуба — одно­го из 15 древнейших городов России сложи­лась так, что он никогда не был промыш­ленным центром, а издавна считался торго­вым центром и опорным пунктом, защи­щавшим юго-западные границы. С конца 18 века, после упразднения Стародубского ка­зацкого полка, он превратился в тихий уездный городок с численностью жителей около 26 тысяч.

В Стародубе в те далекие времена пуль­сировала и интеллектуальная жизнь. Стародуб был знаменитым культурным центром старой Украины. Его церкви славились «великостью звонов». Одним словом, за плечами небольшого в наши дни города Стародуба большая многострадальная и славная история.

Но в любые времена город остается добрым, дорогим и любимым местом на земле для тех, кто в нём родился, жил и умирал. И как печально, что часто мы так мало знаем о своём родном крае, о своих предках.

Во II половине 19 века в связи с бур­ным развитием книгопечатания в России публичные библиотеки, общественные читальни стали открываться не только в губерниях, но и в уездных городах.

Общественность города Стародуба уездного города Черниговской губернии одной из первых отреагировала на это веяние времени.

Первая в г. Стародубе библиотека была создана при городском обществен­ном собрании в 1874 г.

Открытие библиотеки в то время бы­ло возможным только с разрешения центрального ведомства, о чём ходатай­ствовали в столицу наиболее образован­ные и влиятельные граждане нашего города. Предводителем дворянства в то вре­мя был Петр Иванович Скоропадский.

Итак, библиотека была открыта 15 но­ября.

В библиотеке было два отдела : лите­ратурный и музыкальный .

Члены общественного собрания поль­зовались бесплатно книгами, газетами журналами. Каждый читатель имел спе­циальную тетрадь, выданную ему би­блиотекой. В эту тетрадь записывались взятые на дом книги. Очередная выдача книг производилась только по предъяв­лению читателем этой тетради.  На дом можно было взять не более 3-х томов ка­ких бы то ни было изданий. Книги, вне­сенные в раздел каталога «Справочные» на дом не выдавались, так как постоянно нужны были библиотеке для выполнения справок. За сроком возврата литературы, сохранностью фонда следили очень стро­го, за каждый просроченный день, за каждое издание взымался штраф в раз­мере 5 копеек. Читатель, утративший 1 или несколько томов из многотомного из­дания, должен был уплатить библиотеке цену всего издания. Уплатив эту сумму, читатель имел право получить остальные тома в свою собственность. Из фондов той библиотеки (Обще­ственного собрания) до настоящего вре­мени сохранилась одна книга:

Щапов А. «Русский раскол старооб­рядчества», Казань 1856г.

Книга эта представляет интерес ещё и потому, что на её обложке наклеен бук­лет, содержащий информацию о библио­теке Общественного Собрания.

Далее судьба библиотеки про­слеживается с трудом. Известно, что в 1902 году в нашем городе существовала городская публичная библиотека, которая переживала не лучшие свои времена. Но читатели любили свою библиотеку и вся­чески поддерживали её. Отдавали в дар библиотеке свои книги. Об этом свиде­тельствуют данные из Журнала Собраний Городской Думы за 1902 г., где регулярно выражались благодарности поименно тем жителям города, которые пожертвовали книги или деньги для городской публич­ной библиотеки. К чести жителей г.Стародуба,можно отметить, что в 1902 г. список жертвователей книг был довольно обширным — 15 человек. Фамилии жер­твователей и сегодня часто встречаются среди жителей города.

Земская же общественная библиотека в г. Стародубе была открыта только в се­редине 1909г.

Несколько позже в 1912 году  Би­блиотечный совет Стародубской уездной земской управы рассматривал «Проект изменения некоторых правил Стародуб­ской земской публичной библиотеки и принятие мер к улучшению её организа­ции» и прошение заведующей библиоте­кой.

Дословно: «Покорнейше прошу Библиотечный Совет ходатайство­вать перед земским собранием о прибавке мне, как заведующей земской библиоте­кой содержания, чтобы в этом отноше­нии сравнить меня с сельскими учитель­ницами.

Заведующая библиотекой

Екатерина Альтенгейм.»

Каково решение на просьбу Екатери­ны Альтенгейм догадываетесь?

Цитирую: «Ходатайство заведующей библиотекой об увеличении содержания, по недостатку денежных средств, откло­нить».

Первые сведения о наличии библио­теки в послеоктябрьский период получе­ны из Государственного архива Гомель­ской области и относятся к 1923 году.

В библиотеке уже тогда  хотели ви­деть прежде всего политпросветучреждение.

Главную ценность библиотеки видели в проведенной политпросветработе — чис­ло проведенных выставок, чтений, бесед и др. массовых мероприятий.  Количество работников ЦБ было 5 человек — возглав­лял её Тихон Моисеевич Кремнёв, он же являлся и уездным библиотечным ин­структором, т.е. координировал, органи­зовывал и направлял всю библиотечную работу сельских библиотек  и изб-читален.

Библиотеки Стародубского уезда активно участвовали в те годы и в обще­ственной борьбе с неграмотностью.

Большим успехом среди малограмот­ных жителей пользовалась декламация отрывков из художественных произведе­ний.

Для многих людей побудительным толчком к изучению грамотности стало, как раз, желание узнать, чем завершился тот или иной увлекательный сюжет по­вести, рассказа.

Важное значение в деле ликбеза имел и культпоход 1928 года «Все за грамот­ность!», в котором приняли участие и библиотекари той поры. Такие государ­ственные компании в России в 20 -е годы сплачивали людей, объединяли значи­тельные слои общества в едином порыве, укрепляли всю идеологию государства. Особенно, когда они были хорошо проду­маны, подготовлены, подкреплены мате­риальными средствами и квалифициро­ванными кадрами — какой и была компа­ния по борьбе с неграмотностью.

В середине 20-х годов наш замеча­тельный земляк Георгий Васильевич Ме­тельский начал своё знакомство с би­блиотеками той поры. И знакомство это продолжалось потом всю его жизнь.

В своей книге «Листья дуба» он пи­шет: «Вспоминаю Стародубскую библио­теку, называющуюся Центральной и счи­тавшуюся чуть ли не лучше областной. Не раз культурные деятели из Орла и Смоленска, да и из Москвы пытались за­грабастать стародубские книжные сокровища, но заведующий библиотекой  Т.М. Кремнев проявлял достойную своей фа­милии крепость, ложился  костьми и от­стаивал книжные богатства библиотеки. А были тут и комплекты «Современника» и номера герценовского «Колокола», и прижизненные издания классиков пуш­кинской поры, и вся обильная, ныне уникальная  литература о Стародубе, и книги с автографами писателей, и летописи, и первоначальные книги, и конечно, все классики, и всё лучшее, что выходило в то время, и книги на французском, ан­глийском, немецком, латинском, гре­ческом, древнееврейском  и некоторых других языках. Почти все это библиотека получала в годы революции. Где-то  ря­дом, в соседних уездах книги горели вместе с помещичьими усадьбами, а в Стародубском на санях и подводах свози­лись из опустевших имений в город, в двухэтажный кирпичный особняк на большой Черниговской улице (ныне ле­нинской, шк. им. Ленина). Целые библио­теки, подобранные со вкусом и соби­раемые порой не одну сотню лет, нашли надежный приют в этом доме. Все это хранилось в образцовом порядке, все строго и ревниво охранялось Тихоном Моисеевичем Кремнёвым. Самое ценное выдавалось далеко не каждому, а лишь тому, кто в нем по-настоящему нуждался, и я не раз встречал, — пишет Георгий Васильевич — в библиотеке незнакомых людей, которые специально приезжали в Стародуб , чтобы познакомиться с какой-нибудь редчайшей книгой. Почти всё, что я прочитал в детстве и юности (я читал тогда уйму), было получено здесь, в Стародубской Центральной библиотеке. Я не помню книги, которую нельзя было бы достать, если не в абонементе, то из фонда из старинных, с резными вензелями на дверцах, всегда запертых шкафов, украшавших просторный кабинет заведующего.»

Моисей Тихонович Кремнёв стал прототипом М.Т.Камнева в книге Г.В.Мётельского «Скрещенные стрелы», где описывается период оккупации (1941-1943гг.). И, хотя, это художественная кни­га, но в её основу легли и некоторые факты из истории нашей библиотеки и реальный образ её заведующего Т.М. Кремнёва.

Итак, Г.В.Метельский с середины 20-х годов и до последних дней своей жизни был активным читателем нашей библио­теки. С какой любовью и трогательностью он всегда отзывался о ней. Книги, написанные им, с удовольст­вием читают наши современные читате­ли. Много книг нам подарил автор, и мы бережно храним эти книги в редком фонде.

И мы, все стародубцы, воистину должны быть сердечно обязаны Г.В.Метельскому за то, что он своей литературной деятель­ностью помог сохранить память о нашем прошлом и умножить наши знания о нем.

Оставить комментарий