Кавалеры Ордена Славы

КРОФТО НИКОЛАЙ САВЕЛЬЕВИЧ

05.12.1917г. — 06.07.1994г.
Полный Кавалер ордена Славы

 Уроженец с. Зап-Халеевичи.  На фронте находился с осени 1943 года и до конца Великой Отечественной войны. Участвовал в освобождении  Белоруссии. В рядах саперного взвода 446-го  стрелкового полка 397-й стрелковой Сарненской дивизии  с боями прошел Польшу, форсировал реку Одер, громил врага под Берлином.

Топор, пила, лопата, саперные ножницы, лом. Какими только инструментами не пришлось Ни­колаю Савельевичу орудовать в боевой обстановке. Сколь­ко земли перекопал. Сколько тяжестей перенес на своих плечах. При этом часто с риском для жизни. Не зря го­ворят: сапер ошибается только раз. При обезвреживании мины, особенно какой-нибудь незнакомой, вражеской, до­статочно сделать неточное движение и можешь взлететь на воздух. Так что ошибаться саперу нельзя.

В боях восточнее города Пинска, развернувшихся в середине июля 1944 года, ефрейтор Крофто для насту­пающей пехоты проделывал проходы в минных полях. Под огнем противника он только в районе станции Горо­дище снял 27 фугасов и шесть противотанковых мин. При взятии деревни Высокое Николай делал проходы в проволочном заграждении противника. Очень мешал пулеметно-автоматный огонь фашистов. Но сапер словно не замечал свиста пуль. Когда проход был готов, Крофто вместе со стрелками бросился в атаку и первым ворвался во вражескую траншею.

Много пришлось поработать нашим саперам при про­рыве сильной, глубоко эшелонированной обороны немцев в районе Пилицы. Здесь была тьма траншей и окопов, в которых размещались огневые средства. Подступы к ним гитлеровцы опоясали проволочными заграждениями и прикрыли минными полями. Местность перед обороной противник простреливал многослойным перекрестным ар­тиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Эта оборонительная линия преграждала советским войскам пути в глубь Германии.

В ночь с 13 на 14 января 1945 года Крофто со своими подчиненными было приказано разведать инженерные заграждения переднего края противника. Саперы блестя­ще оправились со своей задачей. Они выбрали такие ме­ста, где наша пехота могла быстро и с наименьшими потерями достигнуть немецких траншей. Крофто со сво­им отделением проделал два прохода в проволочных за­граждениях. Саперы пропустили через них все наши подразделения, а потом присоединились к стрелкам. Штурм первой полосы обороны противника начался впол­не успешно.

А вот еще два интересных боевых эпизода. Послали как-то группу саперов в тыл, чтобы взорвать склад и же­лезнодорожное полотно. Линию фронта ребята проскочили незаметно. А вот когда прибыли на место, получилась загвоздка. Вместо того, чтобы взрывчатку куда следует закладывать, пришлось в бой вступить с фашистами.  Остаться незамеченными было невозможно. Поэтому советские бойцы решили упредить гитлеровцев. Стали поливать их автоматным огнем, гранатами забрасывать. А против танков трофейные фауст-патроны применили.  Две машины сразу же вспыхнули. Растерялись немцы,  разбежались кто куда. Видимо, посчитали, на крупное советское подразделение наткнулись. Пока собирались с силами, саперы успели поднять в воздух необходимые  объекты и благополучно возвратились в свою часть.  Командир полка, делая разбор операции, особо отметил  высокое воинское мастерство и находчивость ефрейтора  Крофто.

…17 апреля 1945 года. Река Одер. В районе деревни  Хоен-Бутцов она достигает 300 метров. Противник ведет  бешеный огонь. Несмотря на это, наши войска форсировали водную преграду. Одним из первых доставил на I лодке на западный берег реки группу наших солдат сапер Крофто. Вскоре он возвращается за второй группой  воинов. А всего в этот день Николай Савельевич сделал восемь рейсов. То были рейсы мужества и отваги. Он переправил около роты бойцов с полным снаряжением и с боеприпасами. И еще младший сержант Крофто спас де­сять раненых советских солдат.

    Даты указов
1. 29.08.1944
2. 21.03.1945
3. 15.05.1946 Орден № 1428

Командир сапёрного отделения 446-го стрелкового полка (397-я Сарненская Краснознамённая стрелковая дивизия, 61-я армия, 1-й Белорусский фронт), младший сержант – на момент представления к награждению орденом Славы 1-й степени.

Приказом командира 397-й стрелковой дивизии от 29 августа 1944 года за мужество, проявленное в боях с врагом, ефрейтор Крофто награждён орденом Славы 3-й степени.

Приказом по 61-й армии от 21 марта 1945 года ефрейтор Крофто награждён орденом Славы 2-й степени.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, младший сержант Крофто Николай Савельевич награждён орденом Славы 1-й степени (№ 1428).

Награждён орденами Славы 1-й, 2-й и 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, медалями.

 

ТЕСЛИН АЛЕКСАНДР НИКИТОВИЧ

10.5.1919 г. — 31.01.1979 г.

Полный Кавалер ордена Славы

Родился  в с. Тарасовка ныне Стародубского р-на Брянской области в семье крестьянина. Русский.
В 1940-м году был при зван в ряды Красной Армии.

В боях Вел. Отеч. войны с сентября 1941. Командир отделения взвода пешей разведки 94-го стр. полка (21-я стр. див., 7-я отд. армия) сержант Теслин, действуя в составе развед. группы, 21.11.43 в бою в 8 км юж. г. Подпорожье (Ленингр. обл.) уничтожил несколько пехотинцев, 4 взял в плен, захватил 2 пулемета, 7 автоматов. 24.11.43 награждён орд. Славы 3 ст.
19.02.44 в том же районе вместе с разведчиками-саперами проделал проход в проволочном заграждении и в минном поле пр-ка, провел по нему развед. группу, к-рая захватила в плен пехотинца. 17.5.44 награждён орд. Славы 2 ст.
Старшина Теслин с бойцами (тот же боев. состав, 19-я армия, Карел. фронт) у ж.-д. ст. Алакуртти (Мурманск. обл.) 7.6.44 первым ворвался в траншею противника, захватил в плен пехотинца, который дал ценные сведения о перегруппировке вражеских частей. К июню 1944 совершил с бойцами 180 поисков, пленил 12 вражеских солдат, захватил 5 пулеметов, несколько автоматов, ценные документы. 24.3.45 награждён орд. Славы 1 ст.
Воевал в Карелии  и  на 3-м Украинском фронте. Не один десяток раз ходил за «языком» в рас положение противника,  а  также в составе разведгруппы доставлял сведения о противнике. Старший сержант, старший   группы А. Н. Теслин руководил не только умело и  энергично, но и сам проявлял большой героизм.

Из воспоминаний ветерана: «На нашем участке обороны командование поставило задачу , взять «языка». Подготовить эту операцию поручили моему отделению. Тщательно наблюдая за  финским гарнизоном, мы  установили, что он сильно охраняется ночью. И , мы решили взять «языка» днём, когда бдительность противника ослабевает. К 15 часам захватгруппа, которой командовал я, подошла к  проволочному заграждению и стала ждать услов­ного сигнала. Группу воз­главлял старший сержант Леонид Титов. Когда на­чалась артиллерийско-миномётная подготовка, Титов подорвал тол. В проволочном загражде­нии образовался проход. Мгновенно в эту брешь устремились обе наши группы. Финны даже не успели выскочить из землянки. Двоих финс­ких солдат мы взяли в  плен, а 18 уничтожили в    бою. Не потеряли ни одного человека. За этот бой меня наградили  орденом Славы 3-й степени»…

За время войны Карелии он 180 раз ходи в разведку. Лично caм захватил в плен 7 вражеских солдат и унтер-офицеров, вместе со своим товарищами привёл 12 «языков».

А. Н. Теслин уничтожил более 80 солдат и офицеров противника. В качестве боевых трофеев он доставил в нашу оборону два станковых и три ручных пулемёта, шесть автоматов стереотрубу и ценные доку­менты врага.

В Австрии он был тяже­ло ранен. После лечения в 1946-м году вернулся, в родное село без ноги. За подвиги в Великой Отече­ственной войне А. Н. Тес­лин был награждён Ордена­ми Славы — первой, второй и третей степеней, юбилей­ными медалями, нагрудным знаком «Отличный развед­чик», а также медалью «За отвагу». В мирное время — орденом «Знак Почёта», «За доблестный труд».

В колхозе «Коммунар» работал учётчиком, реви­зором, бригадиром полеводческой бригады. Александр Никитович играл огромную роль в общественной жизни села.  Много лет он являлся председателем товарищеского суда, возглавлял, группу народного контроля, часто бывал в школах на уроках Мужества, выступал перед учениками, рассказывал о фронтовых подвигах. Воспитал с женой четверых детей. Все они уважаемые люди.

Но война дала о ceбe знать. Открылись фронтовые раны. Лечили ветерана в Московском госпитале, но спасти не, могли. В 1979 году он умер на 60-м году жизни. Похоронен на Тарасовском  кладбище.

 

ЛИСОВСКИЙ СТЕПАН ХАРИТОНОВИЧ

Родился 27.7.1924 г.

Полный Кавалер ордена Славы

Родился в 1924 году на хуторе Друговщина Стародубского района. В ряды Советской Армии призван в июле 1942 года. После первоначальной военной под­готовки юношу направили на фронт. Был стрелком, пулеметчиком. Потом его за­числили во взвод пешей раз­ведки 908-го стрелкового полка 246-й стрелковой ди­визии. С боями прошел сот­ни километров и закончил войну в Чехословакии.  Свою послевоенную жизнь Степан Харитонович связал со службой в милиции в Москве.

Часть, в которой служил рядовой Лисовский, с боями продвигалась к Десне. Приходилось преодолевать остер­венелое сопротивление врага. Были и другие трудности. Сколько сил тратили солдаты, чтобы вытаскивать из гря­зи то и дело застревавшую технику. Отставали обозы. Возникали перебои в обеспечении наступающих боепри­пасами и продовольствием.

Ничто однако не могло остановить советских воинов. Они горели одним желанием: сходу форсировать реку, захватить на ее западном берегу плацдарм и тем самым обеспечить переправу через водную преграду других ча­стей. С особым нетерпением ждал выхода к Десне Степан Лисовский.  Это  и  понятно.  Десна,  можно  сказать,  родная река. В какой-то сотне километров от нее деревня, где он родился. Там остались отец, мать и сестренка. Что с ними? Чуть ли не два года хозяйничали на Брянщине гитлеровские захватчики. О злодеяниях фашистов юноша слышал немало страшных рассказов от очевидцев, читал об этом в газетах. Впрочем, жестокость врага в какой-то мере он и на себе испытал.

В 1941 году, когда фронт приближался к Брянску, начался перегон общественного скота в восточные обла­сти Европейской части страны. Из Стародубского и не­которых других районов коров предстояло перегнать в Пензенскую область. Дело это было ответственное, госу­дарственное. И Степан гордился, что вместе с другими колхозниками ему доверили спасать народное добро. Ведь тогда юноше не было еще семнадцати лет. Но, проделав семисоткилометровый путь до Пензенской области, он как-то сразу повзрослел. Четыре месяца нескончаемых переходов, ночи без сна, недоедание и другие невзгоды сделали свое дело. Но главное, что тогда возмутило и по­трясло паренька, так это чуть ли не ежедневные налеты фашистских самолетов. Фашистские стервятники сбрасы­вали на стада коров бомбы, расстреливали их из пулеме­тов. Порой на небольшой высоте гонялись за людьми. А ведь скот сопровождали в основном женщины да под­ростки. Как жалел тогда Степан, что его спутники не имеют оружия, и фашисты действуют безнаказанно.

Стоит ли удивляться, что как только был сдан скот,  С. X. Лисовский отправился в военкомат и потребовал, чтобы его направили на фронт. Юношу выслушали и тут же охладили его пыл:

— Одного желания бить врага мало. Умение требует­ся, воинское мастерство. Сначала поучись…

В Красной Армии с июля 1942.
В боях Вел. Отеч. войны с янв. 1943. Разведчик взвода пешей разведки 908-го стр. полка (246-я стр. див., 60-я армия, 1-й Укр. фронт) рядовой Л. в ночь на 17.3.44, действуя в группе захвата, проник в тыл пр-ка в 35 км сев.-зап. г. Тернополь (Украина), пленил 1 гитлеровца. 29.3.44 награждён орд. Славы 3 ст.
В ночь на 4.4.44 при действиях разведгруппы в тылу пр-ка (28 км сев.-зап. г. Тернополь) Л. первым подполз к враж. дзоту и вместе с др. разведчиком подорвал его, захватил «языка», который дал ценные сведения. 18.4.44 награждён орд. Славы 3 ст., 24.10.66 перенагр. орд. Славы 1 ст.
22.4.45 в бою за г. Троппау (ныне Опава, Чехия) Л. в том же составе (4-й Укр. фронт) в числе первых переправился через водный рубеж, уничтожил на противоположном берегу пулемет и 5 гитлеровцев. В бою за нас. пункт Бранки (Чехия) группа разведчиков окружила дом, где засели гитлеровцы. 2 из них Л. поразил лично, а 6 разведчики взяли в плен. 28.5.45 нагр. орд. Славы 2 ст.

Старательно овладевал Степан пулеметом, тренировал руки и глаз в стрельбе из винтовки, автомата, метал в цель гранаты, закалялся физически. Теперь все это по­зади. На землю родной Брянщины он вступил обстре­лянным солдатом.

И вот,  наконец Десна. Рядового Лисовского включили в состав группы по обеспечению форсирования реки. Притаившись в прибрежном кустарнике, он со своими боевыми товарищами три ночи и три дня наблюдал за перемещением вражеских частей. Фашисты были рядом, отчетливо слышалась их речь. Порой солдаты и офицеры противника  оказывались  так  близко,  что  Степан  судорожно сжимал приклад автомата. Появлялось желание нажать на спусковой крючок. Но приказано было ни в коем случае не выдавать себя. И воины терпеливо на­блюдали за всем происходящим, брали на заметку каж­дую деталь, а сами не издавали ни единого звука, не позволяли себе малейшего движения.

Боевой приказ был выполнен отлично. Группа сумела выявить наиболее уязвимое место во вражеской обороне. Глубокой ночью туда бесшумно двинулись наши подраз­деления. Переправа через реку оказалась на редкость удачной. Не было потеряно ни одного бойца. К рассвету на плацдарме закрепились наши значительные силы. Только тогда враг опомнился, стал спешно подбрасывать подкрепления к угрожающему участку. Шквал огня об­рушился на советских солдат. Одна атака фашистов сле­довала за другой. Но бойцы уже успели закопаться в землю и встречали врага дружным огнем. Расчетливо, короткими очередями бил из автомата С. X. Лисовский. Он уже разрядил несколько дисков, метким огнем око­сил немало вражеских солдат, когда рядом разорвалась мина.

Степан оказался в тыловом госпитале. Двенадцать ран от осколков мины затягивались быстро. Хирург был доволен, а солдат нетерпеливо ждал возвращения в свою часть, на фронт. После госпиталя С. X. Лисовскому пре­доставили возможность побывать в родной деревне. К то­му времени ее уже освободили советские войска.

На фронте вчерашнего стрелка направили во взвод пешей разведки. Там он сразу же стал своим парнем, за­имел отличных боевых друзей. А главное, в каждой схватке с врагом действовал не только отважно, но и уме­ло. Тут ему здорово пригодился опыт, накопленный в предыдущих боях. Тогда он не раз участвовал в опера­циях разведывательного характера. Но все же то случа­лось эпизодически. А в 908-м стрелковом полку разведка стала фронтовой профессией Степана Харитоновича.

Перед новым наступлением командованию части по­требовались сведения о силах и замыслах врага. Полу­чить эти данные можно было, захватив «языка». Такую задачу возложили на шестнадцать наиболее подготовлен­ных разведчиков. В числе их оказался Лисовский. Боль­ше того, его включили в группу захвата.

— В ночь на 17 марта 1944 года, сказано в наградном листе  Степана  Харитоновича,  разведчики  пробрались в деревню Панасувка. Там они выследили расположение постав противника, определили место, где легче всего можно взять пленного. Лисовский предложил своим то­варищам залечь у колодца. Расчет оказался точным. Вскоре появился фашист. Он шел прямо на разведчиков, беззаботно насвистывал какую-то веселую мелодию. Сте­пан дал сигнал «приготовиться» и, выбрав наиболее удобный момент, бросился на гитлеровца. Тот пытался выхватить пистолет. Лисовский молниеносным ударом приклада сбил врага с ног, обезоружил его. «Язык» ока­зался разговорчивым, наше командование получило от него важные сведения, которые были учтены при планировании наступления. За смелость и находчивость, про­явленные в этом бою, Степан был награжден орденом Славы III степени.

Позже ему десятки раз приходилось бывать во вра­жеском тылу, собирать там разведывательные данные, брать «языков». Бывали операции куда сложнее, чем захват  пленного у колодца. Однако именно та рукопашная схватка, когда впервые пришлось увидеть фашиста лицом к лицу, запомнилась Лисовскому навсегда.

Еще дважды солдат был ранен, но в том и другом случае, выписавшись из госпиталя, он возвращался в свою часть, во взвод разведки 908-го стрелкового полка 246-й стрелковой дивизии. Здесь он чувствовал себя как в родной семье. Здесь все полнее и полнее раскрывалось мастерство разведчика.  Особенно он отличился в конце   войны.

«22.4.45 г. в бою за г. Троппау на рассвете, возглавив группу разведчиков в количестве 4 человек, т. Лисовский первым форсировал р. Опаву, завязал бой с противником, уничтожил пулеметную точку и 5 немцев.

В бою в дер. Бранки разведчики окружили дом, где засели немцы, двух из них тов. Лисовский убил и 6 взял в плен. Достоин правительственной награды…»

Это строки из наградного листа. Очень лаконично ска­зало о действиях Степана Лисовского и его боевых дру­зей. Но даже такое краткое изложение солдатского под­вига дает определенное представление о смелости и ре­шительности разведчиков, особенно старшего группы. В наградном листе зафиксирован, если можно так выра­зиться, результат боя и, естественно, ничего не сказано об опасностях   и   трудностях,   с   которыми   столкнулись разведчики. Оно и понятно: в документах военных лет не допускалось многословия. А неожиданностей и казалось бы непреодолимых препятствий в том бою было немало. Они начались сразу же после форсирования реки.

Обнаружив горстку наших смельчаков, противник от­крыл сильный огонь. Разведчикам пришлось залечь. Но оставаться в бездействии было нельзя. Лисовский отлич­но понимал, что враг может вызвать минометный огонь или предпринять атаку. В том  и другом  случае хорошего не  жди.

— Продолжайте отстреливаться. Делайте вид, что мы отсюда никуда не думаем уходить. А я — к пулемету,- приказал Лисовский.

Ползти вперед было бессмысленно: местность ровная, укрыться негде. Поэтому старший группы отполз назад к реке. Там, под крутым берегом, противник не мог его обнаружить. Продвинувшись по речной пойме вперед на несколько десятков метров, Степан заметил небольшие островки кустарника. Он пополз к ним. При этом все время прислушивался к стуку вражеского пулемета, к ав­томатному треску, доносившемуся от реки. По-пластун­ски от куста к кусту, метр за метром вперед. А вот и ло­щинка. Теперь пулеметная стрельба доносилась слева. Разведчик решил продвинуться еще, чтобы оказаться у вражеского расчета с тыла на расстоянии броска грана­ты. Это было опасно. Его могли обнаружить. Зато по­явится возможность наверняка уничтожить пулемет.

Чем ближе к цели, тем осторожней действует Лисов­ский. Когда пулемет захлебывается длинными очередя­ми, разведчик полает. Как только стрельба прекращается, он замирает на месте. Вот уже показались каски враже­ских солдат. Вот уже можно наблюдать, как они заря­жают пулемет, как наводчик повернул лицо в сторону помощника и что-то говорит ему. «Пора»,— решил совет­ский разведчик. Меткий бросок гранаты. Взрыв. На вся­кий случай Степан бросил еще одну гранату. Пулемет смолк. А спустя несколько мгновений навстречу Лисов­скому бежали возбужденные и радостные бойцы его раз­ведгруппы.

Образцы смелости и находчивости показал старший группы и во время боя в деревне Бранки. Фашисты за­сели в одном из домов. Сколько их, наши бойцы точно не знали. Потом выяснилось, что вражеских солдат было го­раздо больше, чем советских разведчиков. Тем не менее победа оказалась на стороне наших бойцов. И опять успех дела решили дерзкие действия Лисовского. Не да­вая опомниться врагу, он первым ворвался в дом. Гитле­ровцы пытались уничтожить храбреца. Но он опередил их. Дал длинную очередь, и два вражеских солдата рух­нули на пол, не успев сделать ни одного выстрела. Остальные явно растерялись, с поднятыми руками стали выходить из дома. Разведчики на этот раз сразу взяли шесть «языков» и принесли в свое расположение враже­ское оружие. Такое случалось не так уж часто даже у самых опытных воинов. Не удивительно, что все бойцы группы были представлены к правительственным награ­дам. А Степан Лисовский получил за тот бой орден Сла­вы II степени.

Оставалось несколько дней до конца войны. В Герма­нии для многих наших солдат боевые действия практи­чески закончились второго мая. На территории же Чехо­словакии враг еще не сложил оружие. Поэтому развед­чики не сидели без дела. Лисовскому со своими товари­щами пришлось побывать не в одной переделке. И он опять проявил в те дни мужество, отвагу и сметку.

В послевоенное время Степан Харитонович поселил­ся в Москве. Бывшему разведчику пришлась по душе не­легкая, порой опасная, но почетная работа в милиции. Он дослужился до капитана, стал уже забывать детали своей фронтовой жизни. Но в канун сорок девятой годов­щины Советской Армии и Флота произошло событие, которое заставило его во всех подробностях вспомнить бои на чехословацкой земле в апреле и мае 1945 года. Воен­ный комиссар Фрунзенского района Москвы от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил Степану Харитоновичу Лисовскому орден Славы I степени.

Живет в Москве. Подполковник милиции. Награжден орд. Отечественной войны 1 ст., медалями

Оставить комментарий